Скачать презентацию

Летняя школа перевода 2015: учимся и отдыхаем в Крыму

Летняя школа перевода 2015: учимся и отдыхаем в Крыму

Отчет директора компании «ЛингваКонтакт» Федора Кондратовича

Летняя школа перевода – мероприятие, организуемое Союзом Переводчиков России. В этом году прошла VIII по счету летняя школа, предыдущие проходили в разных городах России:

2015 – VIII, Алушта, Крым
2014 – VII, Пушкин, Ленинградская область
2012 – VI, Вологда
2011 – V, Астрахань
2010 – IV, Нижний Новгород
2009 – III, Руза, Московская область
2008 – II, Сочи
2007 – I, Руза, Московская область

Хотя данный отчет традиционно не претендует на абсолютную полноту охвата в силу невозможности посетить лично все параллельные доклады (полная программа мероприятия), с удовольствием поделюсь с читателем своими ощущениями и соображениями.

То, что «прилетел на конференцию не зря» становилось понятно уже с первых часов пребывания под жарким солнцем и морским бризом горного побережья красавицы-Алушты:

Впрочем, сама конференция началась не столь однозначно: регистрация участников длилась не менее часа и открыта была всего за 20 минут до начала конференции (вопреки графику). При этом в зал сначала никого не хотели пускать, людям пришлось толпиться на лестнице и террасе (благо с прекрасными видами на море). В итоге сама конференция началась, а не успевшие зарегистрироваться бегали из зала к столам регистрации. Чем была вызвана задержка – сказать трудно: возможно, необходимостью вручить каждому участнику помимо отлично отпечатанных программки, блокнотов, бэйджа и журнала «Мир перевода», двух очень странных книг глубоко религиозного содержания про открытые очи и Мессию некоего автора с непроизносимой фамилией. Мы, конечно, все понимаем, что они тоже были переведены. Однако и 8я школа приурочена к году литературы, а не богословия. Есть, с другой стороны, и книги собственно о переводе – об этом, впрочем, мы, к счастью, услышим много интересного на самой конференции. Ведь для этого мы сюда и приехали.

Открыла школу вступительная речь председателя СПР Леонида Ошеровича Гуревича, который, по признанию самого оратора, совершил ровно 50 лет назад сюда, в Крым, свою первую командировку. От этой личной мысли выступающий неожиданно перешел к идее великой победы и бессмертного полка, как будто находимся мы в Севастополе и на календаре 9е мая, а не в курортной Алуште в середине июля. Так или иначе, на фоне кадров фильма двадцатилетней давности о военных переводчиках и фотографий из личного архива Леонида Ошеровича были помянуты наши военные переводчики-герои (Кондратьева, Мамсурова, Ржевская, Безыменский), а также другие безвременно ушедшие выдающиеся переводчики (Суходрев, Малахова, Кашкин, Цвиллинг, Дубин). Тут прошу понять меня правильно: с огромным и недвусмысленным уважением отношусь к обозначенным темам и персоналиям.

Далее слово взял главный организатор ЛШП Вадим Витальевич Сдобников, представивший спонсоров и организаторов мероприятия, а также осветивший базовые пункты ожидающей нас программы, в том числе культурной.

Впрочем спасти заявленную в программе тему «Представление руководителей Оргкомитета и семинаров» этим удалось лишь частично: выступление Куземской с агитацией посетить литературные музей Алушты, включающей в себя пересказ содержания книг Шмелева едва ли можно назвать «форматной», равно как и слишком активные уверения председателя Союза писателей Крыма В.М. Басырова о существовании солидной школы перевода в Крыму – представленная книга на крымско-татарском языке (есть, оказывается, и такой: https://ru.wikipedia.org/wiki/Крымско-татарский_язык) с переводом на русский сама по себе это еще не доказывает (хотя о бурной издательской деятельности биография Валерия Магафуровича свидетельствует красноречиво). Будущее же ее (переводческой школы), смеем надеяться, обеспечат севастопольское и крымское  отделения СПР, решение о создании которых было принято тут же.

В тот самый момент, когда слово хотели передать следующему по программе, Л. О. Гуревич решил выступить еще раз, в этот раз на целый час – кого, в конце концов, волнуют такие мелочи как расписание? 🙂 Выделим основные посылы данной речи as is:

1) Никогда еще за всю историю России не было сколько высказываний о переводе от первых лиц государства, и этим нельзя не воспользоваться сегодня.

2) Существующую нормативные документы едва ли можно назвать исчерпывающими: если литературный перевод хоть как-то  регламентируются, то о научно-техническом чаще забывают.

3) Государство по сути не заметило формирование переводческой отрасли, для оформления которой потребовалось три элемента: а) государство б) патронат (объединение работодателей) в) профессиональные организации. Все решения должны приниматься тройственными комиссиями. В переводческой среде сегодня не хватает патроната.

4) Переводчик сегодня – творческий работник. Но закон о творческих работниках так и не был принят. С другой стороны, профессия переводчика в новейшей истории хотя бы появилась в классификаторах.

5) Вместе с советской эпохой ушли центральные издательства (например, «Прогресс»), которые по сути были настоящему академиями перевода и которые регулировали отрасль. Отрасли сегодня не хватает органа управления.

С существенным опозданием, но мы-таки перешли к следующей теме.

Круглый стол «Методика и особенности преподавания литературного перевода».

Модератором данной части выступил В. О. Бабков, который первым делом зачитал обращение редактора литературного института им. Горького – единственного места, кстати, где сегодня можно получить образование по специальности «художественный перевод»: перевод – это понимание, а понимание суть уважение друг к другу – так можно резюмировать дружелюбное послание главы института.

Самому Вадиму Олеговичу удалось завязать очень интересную и глубокую дискуссию по следующим моментам:

1) Если сравнивать современную эпоху с советским временем, то тиражи измельчали, но разнообразие изданий увеличилось, особенно в сторону т.н. нон-фикшн (публицистика, философия).

2) Литература – это массовое производство. Работы для переводчиков очень много, хотя она и разного качества. Сегодня в издательствах переводчики дают сырье, которое потом дорабатывают редакторы.

3) Вечные переводческие вопросы. Кем должен быть переводчик – ремесленником или творцом? И нужна ли методика преподавания, или она только мешает для художественного перевода (например, creative writing в США преподают без методики)? Что важнее – автор или язык? Надо ли выдавать текст, написанный красивым русским, или важнее передать особенности авторского стиля, пусть и не всегда гладкого? И вопрос, который красной нитью прошел через всю школу: что делать, если оригинал плохой? В какой степени переводчик имеет право (или должен) его улучшать?

Классик теории перевода Нора Галь считала, что переводчик всегда обязан выдавать хороший русский текст, даже жертвуя автором.

Понятно, что на все эти вопросы точных ответов участники дискуссии дать не смогли, все-таки литература – не наука. Однако нельзя не отметить интересные и важные идеи, высказанные в связи с указанными проблемами.

Художественный переводчик – это всегда если не писатель, то пишущий (М. Загот).

Нам необходимо поднимать общую планку преподавания перевода, тогда у нас будут и качественные ремесленники, и уникальные художники (Е.В. Терехова).

Вкус переводчика необходимо постоянно воспитывать при все сложности объективных критериев такого воспитания (В. Бабков)

Переводчик должен уметь плохо писать по-русски, но всегда должен применять это умение (В. Бабков).

Двигаться в обучении художественному переводу необходимо от простого (например, Рон Дал; беллетристика) к сложному (Джеймс, Фолкнер), углубляя силу авторской интонации (В. Бабков).

Переводчики – далеко не всегда хорошие критики и оценщики перевода (Т.А. Казакова).

О стихотворном переводе невозможно говорить в терминах обычного художественного перевода (В. Бабков)

 

После обеда с докладом «Актуальные проблемы литературного перевода» выступила Т.А. Казакова. Отметим следующие ключевые моменты выступления этого авторитетнейшего ученого и переводчика:

1) Литературный перевод – понятие гораздо шире, чем «художественный перевод» и включающее в себя последний. Например, в англоязычных странах последнее время очень популярен жанр научно-популярной литературы – изложение сложных вещей простым языком в междисциплинарном ключе. Проблема литературного перевода здесь – передать эти термины, при простой транслитерации которых их понятность сильно теряется…

2) Литературная обработка мемуаров. Как передать язык, который в силу своей «интимности» и «домашнего» характера не может быть передан на другом языке с сохранением того уже уровня доверия, с одной стороны, и красочности и специфичности понятия, с другой (например, «think-tanks» получается перевести только отчужденно как «отдел аналитических заключений» –  в воспоминаниях бывшей разведчицы ЦРУ).

3) Название книги «The fair game» – время, когда охота разрешена. В некоторых контекстах это приходилось переводить как «Добыча».

4) Перевод неавторских текстов, например, энциклопедии «Википедия»  — тут сама логика построения предложений отличается, соответственно, и перевод будет другой.

 

Второй день начался с активной работы трех секций 1) Круглый стол, посвященный подготовке переводчиков-бакалавров 2) Семинар по системам переводческой памяти (здесь центральное место было отведено многочасовому тренингу по работе с модной программой Memsource от переводческой компании АКМ-Вест) 3) Доклад по работе с переводчиками поэзии, который сменило обсуждение классической филологии и художественного перевода (из которого, например, можно было узнать, что у римлян было всего 18 имен, и в этом плане они были гораздо примитивнее греков; также римляне в отличие от греков употребляли много обсценной лексики; сложно переводимое понятие «excrucio» – боль, как от распятия на кресте; понятие «пролетарий» — опасные бомжи, слонявшиеся по улицам Рима, и во времена Маркса об этом знали, что вызывало ужас).

Перенесемся, однако, в другой зал, где активно обсуждались вопросы подготовки переводчиков. Свои идеи изложил В.В. Сдобников:

1) На сегодняшний день есть обширная теория перевода, однако методики преподавания перевода пока нет.

2) Впрочем, сам теоретический базис переводческий науки, заложенный в 50-70е годы, также несколько устарел: сегодня мы не можем не считаться с коммуникативно-функциональным подходом, при котором переводчик учитывает не только автора перевода, но и заказчика, потребителя, получая таким образом не просто раздвоение, но и растроение личности.

3) Переводчик, таким образом, должен учиться различать разные коммуникативные ситуации.

4) Переводить, как известно, надо не язык, а смысл. Понимание суть визуализация. Если вы переводите инструкцию к двигателю внутреннего сгорания, то вообразите себя внутри этого двигателя…

5) Распределение усилий переводчика: 80% понимание оригинала, 20% на формулирование мысли на языке перевода.

Полное видео доклада:

Далее А.С. Цемахман рассказал о специфике работы переводчика в инвестиционном банке: доклад был интересный и содержательный в плане примеров перевода специализированный финансовой лексики в условиях высокой ответственности заключения сделок по крупным инвестиционным проектам, не терпящим отлагательства по срокам. Лично мне этот доклад был также интересен новой бизнес-схемой взаимодействия заказчик-бюро переводов: бюро полностью открывает карты клиенту, показывая ему своих исполнителей и позволяя работать напрямую с переводчиками, которых бюро отбирает и контролирует совместно с клиентом.

«Вебинар vs семинар: попытка сравнительного анализа эффективности обучения переводчиков в дистанционном и очном формате» — доклад основывался на опыте школы перевода «ЛингваКонтакт» и включал в себя три основные части:

1) Сравнительный анализ очного и дистанционного обучения по разным аспектам.

2) История и основные цифры развития дистанционного обучения.

3) Принципы построения эффективного дистанционного обучения.

Полное видео доклада:

Вечером того же дня участников школы ожидало мероприятие под многообещающим названием «Поэтический турнир». Наверное, если бы это был реальный турнир с импровизациями всех пришедших в стиле «батл», то он больше бы соответствовал творческой и веселой атмосфере летнего Крыма. В данном же случае 3-4 поэта (Иван Белокрылов, Дарья Белокрылова, Ирина Ковалева, Владимир Пресняков) просто представили свои стихи. И надо сказать, качество представленной поэзии (не только и не столько переводной), на мой взгляд, можно охарактеризовать как хорошее и отличное: в очередной раз пришлось осознать, что причина массовой невостребованности поэзии в современном мире лежит точно не в ней самой.

Хорошо это или же плохо, –
Ждать ответа, пускаться ль в бега? –
Сожрала нашу юность эпоха,
Как съедает река берега.

Нам казалось, зима в передержень
Оковала не наши челны,
Мол, пора бы на оных на стрежень,
Да на гребень ушкуйной волны!

Мы поверили в тёплое время,
В твёрдый грунт, в вековой глинозём.
Что-то крепкое торкнуло в темя:
Донесём! Продолбим! Прогрызём!

Не туда мы смотрели, ребята,
Не тому мы кричали «Атас!»
Видно, оттепель вновь виновата,
Что раскисли мыслишки у нас.

Ни к чему нам удел торопыги,
Где расплёскано время в горсти…
Наше дело – прочитывать книги
Да сады к урожаю вести…

 

Третий день школы подарил нам основательную научную выборку от цвета педагогической переводческой науки Московского Государственного Лингвистического Университета (в первой очередь по устному переводу).

Слева направо: Коровкина, Бурова, Зубанова

В.Л. Бурова «Обучение устному переводу на уровне механизмов формирования текста»

Данный доклад исходит из того, что для правильного перевода необходимо понимать, как именно выстраивается текст в разных языках, его структурно-логические принципы.

1) Просодия – интонационное оформление в устной речи (как и пунктуационное оформление в письменной) – подразумевает в первую очередь фрагментацию и интеграцию смысловых фрагментов текста.

2) Разные языки имеют разную смысловую структуру. Для английского языка характерна прямолинейность, для романских языков – отступление от темы, для восточных языков – пространность, для русского – отсутствие явных логических связей.

2

 

3) Основополагающую роль в структурировании речи играют дискурсивные маркеры (ДМ) – средства переключения внимания аудитории на смысловые доминанты (порядок следования, повтор, выделение, введение новой информации, противопоставление). Так, например, для организации порядка следования информации английский язык использует в 2 раза больше ДМ, чем русский, что косвенно подтверждает идею из п. 2.

4) Любая речь имеет свой жанр (жанры мы всегда используем, даже если не замечаем этого, согласно Бахтину), который переводчик должен уметь определять. Так, например, для жанра housekeeping issues (фразы для установления, поддержания, прерывания коммуникации), можно часто применять компрессию, о чем пойдет речь в следующем докладе.

Однако самое важное для переводчика – это всегда перейти на другую сторону слов, о чем в свое время писал Бродский:

3

М.Е. Коровкина «Языковая интерференция и ее влияние на перевод»

Интерференция – то самое зло, которое мешает переводчику качественно работать. При этом интерферируют не только сами языки с их фонетикой, грамматикой и лексикой, но и концепты, идеи. Тот или иной смысловой перенос (метонимия) возможен не только в рамках одного языка, но и между языками.

Интерференция может проходить на разных уровнях, на которые и подразделяется речь любого человека:

4

Рассмотрим примеры.

Уровень Английский Русский Комментарий
Синтаксис, грамматика The last year witnessed some progress in the tax reform. В прошлом году был достигнуть определенный прогресс в налоговой реформе. Английский – анимизм, конкретное подлежащее. Русский – бессубъектная конструкция.
Синтаксис, грамматика When the island became independent… К моменту обретения островом независимости… Русский – цепочка (отглагольных) существительных. Английский – сложноподчинённое предложение.
Семантика Privacy Нет аналога
Семантика Душа, совесть Нет аналога
Семантика There is 2 kinds … Различаются два вида… Генерализация / конкретизация (метонимия)
Семантика Huge sum Неподъемная сумма Причина / следствие (метонимия)
Семантика He realized… Его посетила мысль… Часть / целое (метонимия)

 

И.В. Зубанова «Обучение компрессии в устном переводе»

Главный прием качественной работы переводчика – компрессия. Именно благодаря ей переводчик не просто механически повторяет за оратором, а глубоко осмысляет оригинальный текст, выделяя его суть – насколько это возможно, учитывая следующее:

5

Если по сути, то язык (речь) – как дерево. И переводчик для качественной работы всегда вынужден доходить до смыслового уровня несущих веток и ствола, работая примерно так же, как садовник разместившего нас пансионата «Дубна», обрезая буйно растущие излишества крымской зелени.

6

И чтобы добраться до этой самой сути, переводчик и включает компрессию, которая состоит из фильтров разных уровней:

1) Отсеивание речевого «мусора» (брошеные фразы, фальстарты, оговоры, слова-паразиты и пр.)

2) Housekeeping issues, о которых мы говорили выше (обслуживание коммуникации). Якобсон это называл фатической информацией.

3) Компрессия через тема-рематическое деление. Напомним, что в русском языке тема (базовая информация, известное, старое) и рема (новое, неизвестное) задаются порядком слов – от старого к новому. В английском же – эту роль на себя берут в первую очередь артикли. Переводчику необходимо выделять для себя рему и исходить из необходимости донести ее до слушателя.

4) Смена стилевого регистра речи (с официоза к разговорному) может дать очень хорошие результаты.

И не будем забывать про выделение кореферентных терминов для упрощения перевода:

7

А также про некоторые практические рекомендации:

8

Впрочем, все в это можно раскрыть через понятие ложных друзей переводчика, доклад о которых в исполнении А.И. Пахотина (автора словарей ЛДП) и завершил этот насыщенный день:

Подводя черту, традиционно хотелось бы еще раз отметить собственно плюсы и минусы организации конференции:

Плюсы:

1) Интересные доклады не только на тему традиционного для СПР художественного перевода, но и освещение современных переводческих технологий и даже бизнес-аспектов – конференция явно развивается.

2) Отличные удобные помещения (кондиционер, звуковое оборудование, вай фай – все работало на 5+) с прекрасной террасой и живописными видами.

3) Отличный нетворкинг, множество интересных умных людей и энергичной молодежи.

4) Отлично выбранное место и прекрасная погода. На таких мероприятиях, действительно, перестаешь ощущать разницу между работой и отдыхом.

5) Конференция состоялась, а это огромный труд! Если взять «голые» цифры, то ЛШП в Алуште посетило 168 человек, а это примерно половина от показателя самого крупного мероприятия отрасли (TFR).

6) Отдельно еще раз отмечу быстрый интернет по вай фай. На том же TFR в центре Москвы месяц назад с этим были явные проблемы.

7) Красиво сделанные качественные бэйджи и раздаточные брошюры с программой.

8) Невысокая стоимость участия – 1000-1500 рублей – обычно специализированные конференции стоят в разы дороже. И, кстати, проживание в пансионате стоило очень гуманных денег: 1800 рублей в сутки за проживание и отличное трехразовое питание.

Минусы:

1) Медленная регистрация в первый день, многократные нарушения тайминга (особенно в первый день открытия).

2) Отсутствие четкой концепции работы 3 залов докладов.

3) Отсутствие программы фуршетного вечера, а сам фуршет с едой произошел сразу после ужина.

4) Возможно, это субъективно, но я бы добавил какое-то веселое мероприятие для молодежи, которой на школе было немало – спортивное или поэтическое состязание. Возможно, к п. 3.

5) Культурную программу лучше было бы сделать общую, на мой взгляд, а то получилось, что все разбились на маленькие группы, даже выбрав одну экскурсию.

6) Достаточно много отмен по заявленным докладам.

Опять же замечу, что все минусы приведены с учетом плюса номер 5 – сорвать и не провести можно всегда (ср. с недавней историей провала музыкального фестиваля КрымФест). Тут мероприятие однозначно не просто состоялось, но и удалось – огромное спасибо оргкомитету и лично Вадиму Витальевичу Сдобникову за титанический труд по его организации. До следующих встреч!

летняя школа перевода

Фото Тамары Казаковой

См. также:
Школа перевода «ЛингваКонтакт»
Фотоотчет о ЛШП-2015 на фэйсбуке поэта Ивана Белокрылова
Отчет-зарисовка об Алуште и о ЛШП-2015 от переводчика Валерия Закина
Отчет о Translation Forum Russia-2014 от Федора Кондратовича

27 Июль 2015

ISO 9001:2011

Система менеджмента качества сертифицирована по международному стандарту ISO 9001:2011

Спасибо!

★★★★★
Редкий на сегодняшний день профессионализм. Приятно работать с такой командой.”
- Закревская Юлия

Отзыв

★★★★★
Обращались неоднократно. Всегда очень довольны работой, спасибо большое за профессионализм!”
- ООО "Диполь"

Menu
×

Не нашли что искали?

Отправить файлы на расчёт Онлайн-калькулятор стоимости (in English) Заявка на устный перевод Узнать, как мы контролируем качество Перевести бесплатно Связаться с бюро

Вам перезвонить?