Скачать презентацию

Интервью с Йостом Цетше: «Я — ПЕРЕВОДЧИК! И этим горжусь!»

В прошлом месяце у нас была возможность провести час вместе с Йостом Цетше и задать ему несколько вопросов относительно его опыта работы в индустрии переводов, о будущем перевода, о CAT-средствах, программах машинного перевода и о многом другом. Интервью можно прослушать онлайн, а ниже представлена сокращенная текстовая версия специально для тех из наших читателей, кто не говорит по-английски.

Ольга Аракелян: Всем добрый день! Это Ольга и бюро переводов Альба Лонга. Мы рады сообщить вам, что решили провести серию интервью с людьми, которые играют важную роль в развитии индустрии переводов. Наш первый гость – Йост Цетше. Йост, здравствуйте! Спасибо, что так рано встали, чтобы встретиться с нами!

Йост Цетше: Спасибо, что пригласили!

Ольга: Для тех, кто пока еще не знаком с Йостом, это переводчик с английского языка на немецкий, аккредитованный Американской ассоциацией переводчиков АТА, консультант в сферах локализации и перевода и писатель. Йост пишет о технических решениях для переводчиков. Он также является автором двух книг. Первая называется «A Translator’s Toolbox: A Computer Primer For Translators», а вторая – «Found in Translation». Йост, благодаря вашей второй книге у меня сложилось впечатление, что вы абсолютно увлечены переводом и локализацией. Когда и как появилось эта увлеченность? Как вы пришли в профессию?

Йост: Сначала я изучал китайский язык в Германии, а затем провел некоторое время в Китае. И в какой-то момент я сосредоточил свое внимание на переводе на китайский язык и написал докторскую диссертацию о переводе Библии на китайский. Эта диссертация во многом не имеет отношения к тому, чем я занимаюсь сейчас, потому что большая часть того, чем мы занимаемся в сфере перевода и локализации, имеет достаточно короткую «продолжительность жизни», в то время как перевод Библии на китайский язык занял достаточно много лет. Так что во многом это совершенно противоположно тому, что я сейчас делаю. Но это помогло мне понять основные принципы перевода и дало мне определенное понимание того, что такое качество перевода и как следует подходить к этому процессу. Закончив диссертацию, я переехал в Америку и сначала планировал продолжить академическую карьеру, но затем начал работать в переводческой компании, а через пару лет стал независимым переводчиком, да так им и остался.

Ольга: Здорово. Но теперь вы в основном занимаетесь различными техническими решениями для переводчиков. Как вы знаете, некоторые переводчики относятся к технологиям и различным программам, как к злейшему врагу, а другие, напротив, приветствуют их. Каково ваше мнение о роли технологий в процессе перевода и локализации?

Йост: Технологии действительно играют важную роль. В настоящий момент мы, в основном, воспринимаем их, как нечто, что обязательно нужно использовать. Так что многие относятся к технологиям очень положительно. Я начал писать о технической стороне перевода, потому что хотел помочь переводчикам принять технологии и извлекать из них пользу для себя. Я хотел стать своего рода евангелистом новых технологий и программ. И в некоторой степени я все еще им являюсь. Но я также понял, что то, что мы называем индустрией, на самом деле представляет собой очень широкое поле, в котором представлены различные группы людей с различными потребностями, и нет такого решения, которое подошло бы всем сразу. Я знаю достаточное количество переводчиков, которые зарабатывают хорошие деньги, не пользуясь при этом какими-то суперсовременными техническими решениями. И у этих людей тоже есть достаточно широкая ниша в индустрии. Я полагаю, что если вы работаете с определенными текстами в определенных сферах, то для вас лучше будет пользоваться техническими решениями для перевода. Но есть и другие сферы, где технология не играет такой важной роли. Так что да, технологии важны, но я не буду утверждать, что они одинаково важны для всех и каждого, или что каждому нужна только лишь одна определенная программа.

Ольга: Я понимаю, что вы имеете в виду. Я читаю много блогов, авторами которых являются переводчики, и вижу, что зачастую более опытные коллеги (которые часто и по возрасту старше) не особенно любят технологии и предпочитают не пользоваться дополнительными программами для перевода, в то время, как молодое поколение более открыто.

Йост: Это так. Я полагаю, что в блогах вы также часто можете заметить, что более опытные переводчики, которые применяют различные технологии в своей работе, часто делают вывод, что их набор программ – лучший набор программ для перевода. Они чувствуют себя почти миссионерами, говоря: «Я нашел единственно правильное решение! Вот что должен использовать каждый!» Я, конечно, упрощаю немного, но есть такой тип мышления, и он совсем не приносит нам пользу. Дело в том, что технологии постоянно движутся вперед. Сейчас уже появились совершенно другие программы, которые будут играть важную роль в жизни некоторых из нас. Нам нужно уметь забывать о своих прошлых технических достижениях. Ведь технологии по умолчанию всегда движутся вперед, в новые области. И мы должны быть достаточно смелыми и открытыми, чтобы тоже двигаться вперед.

Ольга: И именно этого вы хотите добиться с помощью Toolbox Journal?

Йост: Я пытаюсь. Я так же ограничен, как и любой другой человек, но стараюсь быть как можно более открытым к новым разработкам. Я стараюсь выяснять преимущества и недостатки этих разработок не лично для меня, но для переводчиков вообще. И я веду переговоры с разработчиками различных инструментов и технологий на ранних этапах работы, задолго до выпуска их программ, чтобы помочь им развивать свои разработки в верном направлении. Ну, в направлении, которое я считаю верным. Это та роль, которая постепенно появилась у меня после того, как я начал писать о технических решениях. Думаю, что эта роль очень полезна для разработчиков и всего сообщества переводчиков.

Ольга: Да, я тоже так думаю. Насколько я знаю, вы действительно признанный специалист во многих технических вопросах. Из вашей биографии я также узнала, что вы видели процесс перевода с разных точек зрения. Вы были переводчиком и менеджером проектов. А теперь вы поставляете технические решения для индустрии переводов. Так что вы имели возможность наблюдать за процессом, по крайней мере, глазами трех разных людей. Сложный вопрос: какая роль вам больше нравится и почему? И еще один вопрос: Насколько различаются позиции этих людей? Насколько по-разному они видят процесс перевода?

Йост: Я всегда предпочту быть переводчиком. Что мне нравилось в работе менеджером проектов, так это работа со многими языками. И я все еще это делаю, когда помогаю компаниям, у которых возникают технические сложности. Но причина, по которой я предпочитаю быть переводчиком, состоит в том, что я люблю работать с языком. Конечно, работать над подобными инструкциями может быть скучно, и мы все это знаем, но мне нравится работать с языком, и именно по этой причине на вопрос о том, кем я работаю, я всегда отвечаю: «Я переводчик». И я говорю это с большой гордостью.

Еще одна проблема, по поводу которой у меня есть достаточно сильные убеждения, это всем известная фраза «Я просто переводчик». Я полностью уверен, что это неверный ответ. Я не просто переводчик. Я ПЕРЕВОДЧИК и горжусь этим. Думаю, молодежь не понимает, насколько важна на самом деле наша работа. Неважно, какие материалы вы переводите, вы играете важную роль, и я горжусь этой ролью. Именно поэтому я без всяких колебаний могу сказать, что горжусь тем, что я переводчик. Я не всегда бываю в восторге от перевода, потому что мне попадаются и скучные заказы. Но мне нравится переводить. Кроме этого, я стараюсь заниматься и другими вещами. Например, пишу о переводе и технических решениях. Я всегда поощряю переводчиков выполнять не только переводы, но и заниматься деятельностью в смежных областях. Это выручит вас в то время, когда у вас будет не очень много заказов на перевод, или если вы почувствуете, что вам нужно делать что-то еще, помимо монотонного перевода инструкций или каких-то других документов.

Как правило, мы, переводчики, в чем-то специализируемся. Мы специализируемся в различных областях. Таким образом, для нас имеет смысл углубиться в области наших специализаций и развить у себя другие навыки и умения, кроме перевода, чтобы у нас, так сказать, была вторая нога, на которой можно стоять. И я это говорю не с экономической точки зрения, а с точки зрения диверсификации и душевного спокойствия. Я бы очень хотел всех переводчиков вдохновить на это.

Ольга: Понимаю. У меня для вас еще один вопрос. Что вы думаете о машинном переводе, особенно в паре английский-русский? Каково, по вашему мнению, будущее машинного перевода в этой языковой паре?

Йост: Я не говорю и не умею читать по-русски. Но, как вы уже знаете, в течение последних нескольких лет я побывал на некоторых конференциях в России и Украине и беседовал со специалистами, работающими в парах английский-русский и русский-английский. Думаю, что русский язык похож на немецкий, который не очень удобен для машинного перевода по сравнению с некоторыми другими языками. Языки с богатым морфологическим репертуаром, такие как русский, немецкий и некоторые другие, тяжело поддаются машинному переводу.

Думаю, мы сделали ошибку, оценивая процесс машинного перевода только лишь с точки зрения постредактирования. Мы рассматриваем машинный перевод как процесс, при котором мы получаем предложение по переводу от программы и должны, будучи профессиональными переводчиками или редакторами, его исправлять, или редактировать. В некоторых случаях это верное использование машинного перевода, особенно если алгоритм вашей программы перевода настроен на обработку определенных видов текстов или текстов определенного назначения. Но в других случаях это не самый лучший способ использования машинного перевода.

Но даже в этих случаях можно правильно использовать машинный перевод, сделав его неразрывной частью переводческого процесса. Машинный перевод может стать новым элементом эффективного, продуктивного перевода. В некоторых программах сейчас начинает использоваться интерактивный машинный перевод, при котором вы получаете предложения по переводу от программ, которые вы либо полностью игнорируете, либо принимаете. Так что не обязательно концентрироваться на целом предложении или сегменте. Можно сконцентрироваться на коротком подсегменте, который ваша программа перевела правильно. Вы можете принять только эти 3, 4, 5 или 6 слов. Или если при переводе вы видите предложения из памяти переводов (базы данных ваших прошлых переводов), но все эти совпадения являются частичными. И тогда программа машинного перевода может помочь исправить расхождения, потому что в нее заложен термин или фраза, переведенные неправильно или отсутствующие в переводе. Вот такие варианты использования машинного перевода могут быть для нас очень полезны.

Как и многие переводчики, я работал редактором текстов, переведенных с помощью машинного перевода. Честно говоря, я не был в восторге от этой работы. Некоторым людям нравится это занятие, но мне не понравилось. Возможно, потому что программа была не особенно хорошей, а может из-за языковой пары. Так или иначе, я очень оптимистично настроен по поводу возможностей, которые открывает перед нами машинный перевод. Думаю, нам стоит искать способы интегрировать машинный перевод в процесс работы. Вот в чем разница: мы смотрим на машинный перевод как на процесс, целиком и полностью зависящей от программы; как процесс, в котором мы играем очень маленькую роль. Но я бы хотел смотреть на него как на совместный процесс, проходящий под руководством переводчика, в помощь которому даны разнообразные инструменты. И программы автоматического перевода потенциально тоже могут стать таким инструментом.

Ольга: Вы только что нарисовали поразительную картину. Да, я вижу, в чем машинный перевод мог бы пригодиться. Конечно, сейчас эти программы очень далеки от идеала. Их результат далек даже от хорошего, особенно в некоторых языковых парах. Да, было бы хорошо, если бы мы могли использовать сочетание программ автоматизированного перевода, машинного перевода и свои собственные способности, конечно, ведь ничто не может заменить человека в этом процессе.

Йост: Точно! Думаю, для тех из нас, кто заинтересован в финансовой стороне вопроса, особенно важно то, что, отыскав действительно умные пути интегрирования машинного перевода в наш рабочий процесс, мы станем работать намного более эффективно, чем если будем просто редактировать машинный перевод, сделанный программами, которые не особенно хорошо настроены. Повторюсь: если у вас есть доступ к грамотно настроенным программам перевода, то, возможно, вам достаточно просто редактировать результат их работы. Кроме того, простые предложения вообще не приходится много редактировать. Но если у вас более сложные тексты или языковая пара не особенно дружественна к подобного рода программам, или сами программы не очень хорошо «заточены» под ваши тексты, а так бывает чаще всего, то вам следует постараться найти творческое решение по интеграции машинного перевода.

Ольга: А теперь давайте поговорим о CAT-средствах. Вы много писали о различных CAT-программах. Какая программа вам лично нравится больше всего? И какую программу вы бы рекомендовали для начинающих переводчиков?

Йост: Что касается программ автоматизированного перевода, их я использую множество. Я часто ищу заказы, для выполнения которых требуется такая программа, которую я еще не испытывал в рабочей обстановке. Традиционно я использую Déjà Vu из-за длительных взаимоотношений с Эмилио и Даниелем Бенито, которые стоят за этой программой. Я даже писал для них документацию к программе, так что я очень хорошо ее знаю. Я часто использую Déjà Vu, но, по правде говоря, я использую и многие другие программы.

А вот более простые программы для начинающих я обычно не рекомендую. Я считаю, что начинающие переводчики должны выбирать инструменты, которые им помогают. Абсолютно нормально, если вы в течение своей карьеры меняете предпочтения относительно программ или используете несколько программ, что, кстати, происходит довольно часто. Но я никогда не скажу: «Давайте начнем с программы XYZ, а затем перейдем на ABC». Я считаю, что новички должны выбирать такую программу, которую они могут использовать и через 10-15 лет. А еще, выбирая для себя программу, посмотрите на свое окружение. Посмотрите на заказчиков, с которыми вы работаете. Просят ли они пользоваться конкретными инструментами для перевода? Если это так, возможно ли все же использовать и другие программы? Иногда заказчики говорят: «Я хочу, чтобы вы использовали Wordfast или Trados, или MemoQ». Но можно ли при этом использовать совершенно другую программу, которая способна конвертировать файлы Wordfast, Trados и MemoQ в другой формат?

Следующий вопрос – какими средствами пользуются люди, с которыми вы чаще всего сотрудничаете? Вам нужна поддержка. И не только официальная техническая поддержка SDL, Kilgray или Wordfast, но и поддержка коллег. Так что если ваши коллеги используют конкретную программу, то это очень хорошее указание на то, что и вам она пригодится, и не только потому, что они ею довольны, но и потому что они будут вам помогать ее осваивать. Таким образом, только ответив на эти два вопроса, вам нужно принимать решение о программе для перевода.

Некоторые CAT-средства абсолютно удивительные. К примеру, такие программы, как MemoQ, OmegaT, Trados и Déjà Vu, а также новые «облачные» решения, такие как Wordbee, XTM и Memsource, обладают очень мощными функциональными возможностями и постоянно развиваются. Разработчики MemoQ постоянно дополняют эту программу новыми функциями. Trados тоже постоянно обновляется благодаря сторонним разработчикам, которые создают различные решения, оптимизирующие программу и решающие проблемы, связанные с обработкой файлов и с процессом перевода. OmegaT – программа с открытым исходным кодом, которая выпускает обновления чуть ли не каждые две недели. Так что существует множество решений, которые стоят внимания. Как вы уже знаете, если у вас хорошо идут дела и у вас какое-то время есть работа, то в конечном итоге на вашем рабочем столе обязательно окажется несколько программ. Некоторые из них будут предоставлены заказчиками, другие изначально будут бесплатные, а третьи вам придется приобрести самому.

Ольга: Да, я знаю. Была ли у вас возможность поработать с первой российской CAT-программой? Она называется SmartCat.

Йост: Я еще не работал в этой программе, но разговаривал о ней с ABBY. SmartCat потенциально может стать довольно популярным инструментом. Одна из причин популярности этой программы состоит в ценовой политике компании: она бесплатна для переводчиков. Другая причина использование всех преимуществ программного обеспечения ABBY, таких как OCR (оптическое распознавание символов), и их интеграция с новой программой. Благодаря этой функции программа может легко обрабатывать изображения и файлы PDF. И это только часть преимуществ этой CAT-программы. Думаю, для ABBYY может доставить определенные трудности тот факт, что SmartCat – это онлайн-программа. Как и в случае с другими «облачными» решениями, для компаний нужно преодолеть своего рода барьер, прежде чем они начнут использовать облачные технологии. Мы как индустрия не особенно прогрессивно настроены по отношению к подобным программам. Концепция облака еще не совсем закрепилась в нашем сознании. Но она закрепится, так что, возможно, сейчас именно то время, когда запуск подобной программы окажется успешным.

Ольга: Как вы думаете, в чем причина непопулярности облачных решений?

Йост: Одно из сомнений переводчиков, которое я разделяю, состоит в том, что мы работаем со множеством заказчиков, а их волнует вопрос сохранения конфиденциальности. Во многих компаниях, с которыми мы сотрудничаем, есть четкие указания о том, где следует хранить файлы. И в некоторых случаях четко говорится, что файлы нельзя хранить на внешних серверах, что исключает «облачные» хранилища. Это вполне понятная причина скептического отношения к облачным технологиям.

Другая причина – это непонятный, ни на чем не основанный скептицизм по отношению к облачным технологиям вообще. Его я совсем не разделяю. Я не понимаю причин такого скептицизма. Мы все в какой-то мере пользуемся Gmail, Yahoo или Hotmail, а это тоже облачные технологии. И приложения, высылаемые через них клиентам, неизбежно оказываются на внешних серверах. Нам нужно научиться более четко формулировать свои сомнения на счет облачных технологий и причины этих сомнений. Опять-таки, некоторые из этих сомнений вполне понятны, а другие не очень.

Ольга: Да, я понимаю, что вы хотите сказать. Я тоже думала о проблеме сохранения конфиденциальности. Этот вопрос очень важен для всех переводчиков.

Йост: Конечно же. Нам нужно относиться к нашим заказчикам очень, очень серьезно. Если заказчик говорит «Нет», то в данном случае это значит «нет». Мы можем спорить с заказчиками по другим вопросам, но не по этой проблеме. Однако скоро грядут перемены и для тех клиентов, которые теперь запрещают хранить файлы на внешних серверах. Несколько лет назад многие из тех, кто сейчас разрешает хранить документы своих компаний в облачных хранилищах, раньше тоже были их противниками. Очевидно, весь мир постепенно переходит к «облаку», и наши заказчики тоже.

Ольга: Говоря о CAT-средствах, мне очень интересно узнать причину популярности Trados. Многие переводчики, переводческие компании и крупные компании-клиенты переводческих компаний требуют работы в Trados. В чем причина такой популярности?

Йост: Думаю, здесь есть технологические и исторические причины. Исторически у Trados была квази-монополия на переводческие технологии. Но эта ситуация изменилась. Теперь это уже не монополия. SDL все еще лидер рынка и частично по веским причинам. У этой компании достаточно мощные технологии, которые соответствуют потребностям различных групп в индустрии. В упрощенной концепции существуют заказчики, бюро переводов и, наконец, переводчики. Все эти группы потребителей находят решение своих проблем с помощью технологий SDL, включая Trados, Word Server и другие решения.

Думаю, это две главные причины доминирования Trados. Кроме того, если у вас, так же, как и у нас, существуют производственные цепочки, то изменение технологии в цепочке производства занимает долгое время, потому что если одно звено цепи изменяет технологию, то и остальные должны сделать то же самое. Думаю, что со времени появления Trados Studio в 2009 году произошло немало изменений, и монополии Trados пришел конец. И это хорошо. Это хорошо для Trados и для других компаний. Монополии еще никому не приносили пользы. Я ничего не имею против Trados. Как я уже говорил, технологически это очень хорошее решение. Но я не сторонник рынка, в котором доминирует одна технология, и компания-производитель этой технологии может фактически руководить всей индустрией. Думаю, что этого больше не случится.

Ольга: Я знаю, что вы даже явились инициатором кампании по сбору идей для разработчиков CAT-программ. Это так?

Йост: В прошлом январе я провел пару вебинаров, на которых мы собирали идеи о том, какие функции переводчики хотят видеть в CAT-программах. Мы собрали довольно много предложений, я отправил их разработчикам и попросил у них ответа. Я получил ответ. Некоторые из разработчиков признали, что отдельные предложения очень даже хороши, и мы увидим необходимые функции в программах уже через 6 месяцев или через год. Другие не так положительно отозвались об этой инициативе. А были и такие разработчики, которые написали: «У нас уже есть эта функция, но никто о ней не знает». Это тоже положительный ответ, ведь теперь мы знаем об этих функциях. Сегодня утром я разговаривал с организатором тех вебинаров. Мы собираемся вновь провести вебинар в следующем январе. Мы рассмотрим, что же стало с теми предложениями, где мы находимся и что нового произошло за это время в технологиях, а также подумаем о новых идеях, которые можно предложить разработчикам.

Интересно то, что участники вебинара высказали большую озабоченность вопросом интеграции распознавания голоса. CAT-программы пока очень плохо умеют распознавать голос. Поэтому многие переводчики хотят увидеть более сильную интеграцию с этими программами.

Другой вопрос – это, конечно, машинный перевод. А также простота и удобство использования. Если вы или любой из слушающих это интервью хочет увидеть все предложения переводчиков и ответы разработчиков, то просто отправьте мне электронное сообщение. Я скопировал все в большой файл в формате Excel и с радостью его вам отправлю.

Ольга: Это было бы здорово! Очень интересно узнать, что думают люди, потому что это помогает также увидеть и понять основной ход развития индустрии.

Йост: Да, я думаю, что эта инициатива дала разработчикам возможность диалога не только с постоянными покупателями. У покупателей есть определенные пожелания и требования, и поставщики технологий вправе исполнять или не исполнять эти пожелания. Но теперь у разработчиков появилась возможность диалога с потенциальными покупателями, которые не пользовались пока еще их решениями и не разговаривали с разработчиками. Теперь и у этих людей появился голос, они захотели быть услышанными и их пожелания и требования были донесены до разработчиков, и разработчики очень положительно на них отреагировали. Думаю, что мы до сих пор сами оказывали себе медвежью услугу, не доверяя разработчикам. Нам нужно сотрудничать с разработчиками программ и принимать технологии такими, какие они есть, и мы обнаружим, что разработчики так же открыты к диалогу, как и мы.

Ольга: На нынешнем рынке переводов мы также все чаще слышим о программах, которые называются «системы управления переводами», таких как XTRF. Они помогают как фрилансерам, так и компаниям автоматизировать процесс перевода. Как вы считаете, стоит ли пользоваться этими программами, особенно для фрилансеров? И есть ли у вас «любимчики» среди этих технологий?

Йост: Я знаю, что Plunet и XTRF хотят рекламировать свои программные решения среди переводчиков-фрилансеров. Но я не вижу необходимости в этих программах для фрилансеров. Вообще, существует не очень четко проведенная грань между переводчиками-фрилансерами и бюро переводов. Некоторые переводчики делятся заказами со своими коллегами. Как только они начинают это делать, они становятся бюро переводов. Если же вы «классический» фрилансер, который работает над переводом и не делится работой с коллегами, то я не уверен, что вам нужны эти программы. Plunet и XTRF хороши для компаний, у которых большой поток заказов, и им нужно справляться с этим потоком более оперативно и эффективно. Но для фрилансеров это не так важно. Для фрилансеров важно иметь хорошую организацию тех заказов, над которыми они работают. У них должен быть четко поставлен бухгалтерский учет и структура ценообразования для различных клиентов. Но им не нужны такие программы, как Plunet и XTRF.

Ольга: А теперь давайте поговорим о конференциях. Мы знаем, что вы принимаете участие во многих переводческих конференциях. Сейчас их большое разнообразие. Однако иногда кажется, что они дублируют друг друга. Неужели ценность конференций теперь заключается только в нетворкинге? Неужели уже нет ничего нового, что можно было бы сказать о переводе? Какие конференции вы считаете наиболее интересными и полезными?

Йост: Думаю, вы правы, говоря, что главная ценность конференций заключается в нетворкинге. Так и есть. Я говорю с точки зрения переводчика. Для переводчиков-фрилансеров важно посещать конференции, чтобы строить крепкие отношения с коллегами, которые будут их поддерживать в работе и с которыми можно организовать виртуальные команды для работы с крупными заказами. В этом большая ценность конференций. Думаю, вы абсолютно правы, говоря, что конференций становится все больше, а докладчики похожие или одни и те же люди, которые говорят мало нового или выдающегося. Но это слишком большое обобщение. На конференциях можно услышать весьма интересные вещи.

Возможно, я сейчас скажу что-то, что не обязательно подойдет всем и каждому, но для меня особенно интересно посещать конференции в тех странах или районах, где до этого не проводились конференции. Например, я с большой радостью съездил на Translation Forum Russia несколько раз, а также пару лет назад на конференцию в Украине, потому что в этих странах ничего подобного прежде не происходило. В сентябре я собираюсь на конференцию в Чешскую Республику. Я с нетерпением жду этого момента, потому что на таких конференциях чувствуется, насколько взволнованы участники, и их волнение и приподнятое настроение передается докладчикам. На таких конференциях, как правило, можно услышать что-то новое. Но это не означает, что конференция FIT, прошедшая недавно в Берлине, не была фантастической. Там было сказано много важного, и было завязано множество полезных новых знакомств. Конференции Американской ассоциации переводчиков ATA (в этом году конференция состоится в Чикаго) тоже очень важны. Я думаю, что нужно посещать конференции нескольких типов. Как правило, у переводчиков не получается 6-7 раз в год ездить на конференции, потому что это слишком бьет по кошельку. Но если бы у меня спросили совета о том, каких конференции посещать, я бы порекомендовал одну большую конференцию типа ATA, или другую подобную в вашей части мира, и одну региональную конференцию переводчиков, например Translation Forum Russia, или украинскую конференцию, или другие сравнительно молодые конференции.

Также существуют конференции Localization World и GALA, но они нацелены больше на переводческие компании и имеют большое значение именно для бюро переводов.

Ольга: Говоря об индустрии переводов, а также подводя итог всему нашему интервью, хочется отметить, что переводческая индустрия сейчас переживает довольно разительные перемены. Каким вы видите будущее индустрии через 10 лет? Или, если 10 лет – это слишком много, — то через 5 лет? И какова будет ваша роль?

Йост: Что касается индустрии, то я думаю, у нас впереди довольно интересные изменения. Сейчас мы встали на путь диверсификации. Думаю, что 10 лет назад бюро переводов могло утверждать, что «делает переводы на очень большое количество языков». Когда-то этого было достаточно, но не сейчас, потому что представления о переводе сильно изменились.

Что говорится в прессе о переводе? Там говорится о Google Translate, о сервисах типа Skype, в котором теперь есть встроенная функция перевода. Поэтому, как поставщики переводов, мы должны научиться лучше объяснять, что мы делаем. И если у нас это получится, то мы обнаружим, что разные компании предоставляют совершенно разные услуги. Мы должны выяснить, кто же мы такие. Не как представители индустрии в общем, а индивидуально. Если говорить о таком приеме, как сторителлинг, то нам нужно найти свою историю и рассказать ее. Думаю, здесь кроется отличная возможность предоставления более узкоспециализированных услуг для клиентов, которые в них нуждаются. Думаю, это приведет к дальнейшей диверсификации.

Те, кто не могут определить, кем они являются, вообще не должны быть здесь. Если вы не знаете, кто вы есть, не знаете, какие услуги вы действительно хотите предлагать, что вам удается лучше всего, тогда что вы здесь вообще делаете? Большинство из нас примерно знает, кто они, но пока еще не облекли это знание в слова, а это то, что нам нужно сделать. И если мы это сделаем правильно, то мы увидим, что то, что мы называем «индустрией» — на самом деле очень широкое поле деятельности. Мы обнаружим, что на самом деле предоставляем огромное разнообразие услуг. Именно поэтому я не люблю термин «индустрия». Само слово «индустрия» предполагает неизменность и однообразие, но у нас все по-другому! Мы можем предложить огромное разнообразие услуг.

Когда меня спрашивают о будущем перевода, то, как правило, имеют в виду также вопрос о машинном переводе. Думаю, машинный перевод будет играть какую-то роль, но не такую, которая могла бы нас сильно обеспокоить. Недавно американская компания Smartling получила огромные внешние вложения – 6 млн долларов. Думаю, эта компания сыграет большую роль, будь то к лучшему или к худшему. Скорее всего, они станут главными соперниками SDL в качестве поставщика технологий. В целом, мы движемся в достаточно яркое будущее. Но это будет такое будущее, в котором не достаточно будет просто сказать «Я переводчик». Это будущее, в котором мы будем говорить «Я предоставляю услуги, о которых я сейчас расскажу вам поподробнее». И затем вы объясните заказчику все понятным языком. Переводы имеют отношение к общению. Мы помогаем людям, говорящим на разных языках, общаться. Но термин «локализация», как и другие термины, которыми мы пользуемся, – это плохие термины. Нам будет гораздо лучше, если мы будем пользоваться языком, который заказчики понимают. Наши заказчики очень умные люди, но наше стремление постоянно выдумывать новые сокращения и термины, которые, по сути, предназначаются для внутреннего использования, никак не поможет нашим заказчикам понять, кто мы такие. Я считаю, что это очень важный момент, который мы в прошлом упустили. Но как только мы начнем двигаться в этом направлении, наши дела пойдут намного лучше.

Ольга: Йост, спасибо большое, что уделили нам время и ответили на все наши вопросы. Интервью было очень интересным, информативным и во многом неожиданным.

 

Йост: Пожалуйста. Был рад поговорить с вами.

12 Сентябрь 2014

ISO 9001:2011

Система менеджмента качества сертифицирована по международному стандарту ISO 9001:2011

Спасибо!

★★★★★
Редкий на сегодняшний день профессионализм. Приятно работать с такой командой.”
- Закревская Юлия

Отзыв

★★★★★
Обращались неоднократно. Всегда очень довольны работой, спасибо большое за профессионализм!”
- ООО "Диполь"

Menu
×

Не нашли что искали?

Отправить файлы на расчёт Онлайн-калькулятор стоимости (in English) Заявка на устный перевод Узнать, как мы контролируем качество Перевести бесплатно Связаться с бюро

Вам перезвонить?